НОВОСТИ

Таллинская Батарейная тюрьма.

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

"Ты хоть раз в тюрьме бывала?" - спросила у меня подруга-журналистка во время моего отпуска на родине.
"Нет. А зачем?" - искренне недоумевая, ответила сперва я.
Действительно, в чем притягательная сила мест, где скапливались годами людская боль, ненависть, страдания? Почему люди ходят смотреть Колизей, казематы Петропавловской крепости, музеи пыток?
Вот и я пошла . Нас, то есть, меня, мою подругу с мужем, а также наших детей-подростков на  экскурсию по Таллинской Батарейной тюрьме  повел ее последний директор до закрытия в 2002г.  
"В 1830-40 годах строил Николай Первый тут военно-морскую крепость. Только ее орудия, говорят, ни разу не выстрелили. Не было уже в том надобности. Сперва тут просто казармы были. А с 1919г. Эстонская республика открыла тут тюрьму. Внизу мужчины, а на верхнем этаже были женщины", - рассказывает он.
Была тут тюрьма, Центральная Таллинская, и в советское время. В 2002г. ее закрыли, а на ее месте решили построить туристическо-развлекательный комплекс. Ведь есть же в гостинице Виру (бывший интурист) музей КГБ на невидимом глазу, тайном верхнем этаже, откуда следили за ни о чем не подозревавшими иностранцами. Были даже планы брать с нынешних интуристов деньги за авантюрные ночевки в карцере с взятием отпечатков пальцев и тому подобной экзотикой.
Но не вышло. Открылся только музей. Почему-то посвященный СССР. Хотя тюрьма тут была открыта еще раньше. 
В магазинчике на продажу выставлена разная псевдо-советская параферналия. Стены богато разрисованы граффити той же тематики. По обветшалым, а подчас и откровенно грязным коридорам и комнатушкам-камерам, шляются молодые западные туристы авантюрно-альтернативного настроя. Они бродят с горящими глазами по медленно разлагающемуся, разрушающемуся зданию и ощущают себя «в прошлом». Их жажда аутентичности не совсем понятна. Разве интересно было бы им оказаться в тех нечеловеческих условиях, в которых содержали людей в местах, где не руководствовались  постановлениями ООН и Женевской конвенции прав человека?

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма. 


Вот вам типичная камера заключения. Тут содержалось обычно человек 28-30.
Я заглядывают с брезгливостью в комнату размером менее двухкомнатной хрущевки моей бабушки. Хорошо еще не в кандалах держали, как рабов на галерах.
"А вот тут стоял раньше шкаф", - указывает наш гид на пятно с грязным прямоугольником у стены. - Сюда мы заключенных перед допросом сажали. Чтобы не гонять за ним в камеру каждый раз во время следствия. Иногда ведь там взаперти по несколько часов стояли. Сидеть-то места не было."
Увидев нашу реакцию, он добавляет:
"Тут была тюрьма тяжелого режима. Убийцы, насильники, грабители. С ними помягче нельзя было.
До начала 1990 в СССР еще существовала сметная казнь. Нас проводят в каземат с низкими сводами, через ряд крошечных комнатушек без окон и без дверей. Ощущение будто находимся в утробе тюрьмы. 
Тут расстреливали смертников.
В том же коридоре, в конце, была баня. Вот мы брали несколько человек, и с ними смертника. Раздевали, а потом вели мыться. Только его одного заворачивали по дороге сюда. Там уже читали ему постановление Совета министров, и после этого..."

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма. 


Наши дети-подростки не прониклись речью. Им любопытно и они бойко «фоткают» все, чтобы выставить то ли на ФБ, то ли в Инстаграм. Их мозг, вероятно, отказывается регистрировать правду об том, что здесь происходило. Для них тюрьма и расстрелы относятся к реалиям Звездных войн или Отряда самоубийц... Я же ухожу подальше, к свету. Мне душно.
Мы идем дальше. От одного помещения к другому, в разных стадиях разложения. Кое-где видны следы недавнего обитания. Некоторое время тут жили бездомные, наркоманы и «хиппари»-искатели экзотики и приключений.
Здание умирает. Может, быть поэтому его назвали музеем умершей уже страны. Может быть, поэтому его невозможно подвергнуть коммерческой трансформации. 
Мы выходим на свет. У меня двойственное ощущение. Вроде бы я чему-то тут научилась. Но в то же время охватывает чувство неудовлетворенности. Музей может быть лишь переходной стадией. 
Физическая форма выдает незавершенность нашего после-перестроечного мышления, потому что пока мы не переработаем прошлое, не обратим его во что-то новое и по-настоящему нужное, мы не сможем научится у этого прошлого не повторять те же ошибки. 

Katya de Vries
 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 

Таллинская Батарейная тюрьма.

 


Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте Администрации ресурса.

Комментариев:0

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Смотреть все